Аркадий Зильберман

Лучше позже, чем никогда

Прошли выходные, и у всех они были разные. Я летал. Не на «Дельте» или «Аэрофлоте», а на боевом учебном реактивном истребителе Л 39 «Альбатрос» вторым пилотом в эскадрилье «Русь».

Не буду описывать, как мне это удалось, но все было в рамках закона, и я к этому полету шел почти год. Очень хотелось летать, и в то же время было боязно, начинать в 64 года - не самое лучшее время. Но врачи дали добро, а я еще «пятаки могу ломать», так почему не полетать?

Вылет был в субботу (18 мая) утром. Прошел предполетный инструктаж, осмотр врача, ознакомился с картой полета, взвесился (для настройки катапульты), похихикали с первым пилотом о способе катапультирования - и... я в самолете. Техники подогнали ремни, кресло, закрыли колпак - и все, обратного пути нет. С первым пилотом по рации проверили переговорное устройство, кислород, рули и... поехали. Я далеко не Гагарин, но в этот момент я его восторг понял!

Описать полет невозможно, его нужно прочувствовать. Высота 3500 м, скорость 450 км/час, земля и небо менялись местами в зависимости от фигур высшего пилотажа. Были «бочки», «боевые атаки», «стрекоза», «парашютирование» и просто очень крутые виражи. Перегрузки достигали 5-ти, это значит, что свой вес нужно умножить на 5, руку поднять было очень трудно. Первый давал мне «порулить», в это время я чувствовал себя и самолет как один организм, очень чувствительный и послушный. Я просто не ожидал, что небо и полет так притягивают.

Время пролетело мгновенно, и мы уже подруливаем к стоянке, техники открывают колпак, я вылезаю из кресла, шатаюсь, слегка зеленоватого цвета с признаками подташнивания.

Меня поздравляют, в летной комнате горячий чай со сгущенкой - и я как огурчик, слегка подвядший, неуверенными шагами двигаюсь к земному транспорту, автомобилю.

Вот такие выходные, одни из лучших в моей жизни. Теперь я летун, занимающийся открыточным бизнесом. Появилась еще одна страсть в моей жизни. Я очень рад!


 

Вернуться

Корпоративные открытки